Форум фильмов, сериалов и мультфильмов

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум фильмов, сериалов и мультфильмов » Все о кино » История появления кинопроектора


История появления кинопроектора

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Татьяна Троцюк
«Волшебный фонарь» для народных чтений
Или начало кинематографа в Александрии

           Если вы думаете, что проекционной техникой человечество занялось недавно, то вы глубоко заблуждаетесь. Сама идея проецирования изображения на белый экран родилась очень давно. Суть проекционной системы ведь очень проста - это источник света и картинка, которая будет рисоваться на экране. Первобытные люди, возможно первыми смотрели «домашний кинотеатр», когда пламя костра  бросало тени на стены их пещеры… Следующим этапом можно считать «китайский театр теней» - зрелище, визуально близкое к будущему анимационному фильму. В 15 веке появились книжки с рисунками, воспроизводившими различные фазы движения человеческой фигуры. Свернутые в рулон, а затем мгновенно разворачивавшиеся, эти книжки создавали иллюзию оживших рисунков. Принцип формирования изображения в проекторе, в общем, остался прежним, просто человечество в ходе прогресса внесло в этот процесс некоторые усовершенствования, которые не требуют от докладчика ловкости рук.
          Первыми «профессиональными» и массовыми проекционными устройствами можно считать появившиеся в 17 веке волшебные фонари, которые проецируют теневые картинки. Особенно популярны они были у бродячих артистов, у всевозможных проходимцев, «разводивших» провинциально доверчивую публику, демонстрирующих невиданное световое зрелище. Ведь с помощью подобного устройства они легко добивались появления «привидений», «духов», «скелетов», которые «двигались», возникали и  исчезали в темноте, в струе дыма. Как правило, «инвентарь» артистов-«проектировщиков», так и шарлатанов был традиционным – «мобильный» волшебный фонарь и набор картинок к нему.
          Изобретение волшебного фонаря принадлежит голландскому ученому Христиану Гюйгенсу, а датский математик  Томас Вальгенштайн впервые ввёл в обиход термин «латерна» магика» (искусство проекции) и стал главным популяризатором аппарата, путешествуя с показами по городам Европы.
Устройство волшебного фонаря  очень простое: это деревянный или металлический корпус с отверстием и объективом, в корпусе которого был размещён источник света (в 17 веке – свеча или лампада, позднее – электрическая лампа). Изображения для аппарата были нанесены на пластины из стекла в металлической, деревянной или картонной рамочке, которые проецировались через оптическую систему и отверстие в лицевой части аппарата. (См. рисунок) Источник света усиливали с помощью рефлектора. Позже аппарат снабжали кожухом для обеспечения циркуляции воздуха. 
           Картины волшебного фонаря показывались всегда в совершенно темной комнате. На белой стене или на натянутом белом полотне. Волшебный фонарь помещался за экраном, так что зритель видел перед собой только экран, на котором появляются и исчезают разные картины, портреты и др. изображения. Используя специальное приспособление – заслон для фонарей, добиваются появления и исчезновения картин, постепенно или бледнея. Эти переходы и называются «теневыми картинами».
Век волшебных фонарей оказался довольно долог. Аппарат для проекции изображений широко был распространен в 17-20 вв., а в 19 веке – вошел в повсеместный обиход.
Многие из нас помнят свое советское детство, когда мы с упоением смотрели «пошаговые» мультики, сказки с помощью  домашнего диапроектора. Он является наследником волшебного фонаря. И огромное спасибо братьям  Люмьер, догадавшимся быстро менять картинки волшебного фонаря, усовершенствовав аппарат до кинопроектора. Вот так «волшебный фонарь» стал значимым этапом в истории развития кинематографа, прообразом современного проекционного оборудования.
         «А причем здесь Александрия?», - спросите вы. Объясняю.
         Во второй половине 19 века в России волшебный фонарь стали использовать для «народных чтений с туманными картинками». В это время очень остро стоит вопрос о внешкольном образовании народа, причем народным чтениям с волшебным фонарем отводится первое место. Это объяснялось очень просто. Народные библиотеки-читальни, широко распространенные в то время имели слишком ограниченное влияние на повышение грамотности деревенского населения, так как грамотных селян (умеющих читать) было еще очень мало. А вот «живая речь», с которой обращались священник или учитель к  собравшемуся в школе народу - понятна и доступна каждому: грамотному и неграмотному, убеленному сединой старику и ребенку, особенно, когда это «живое слово» сопровождают картины, демонстрирующие рассказ лектора. Из книги А. С. Пругавина «Запросы народа и задачи интеллигенции в области просвещения и воспитания» (издание 1895г., стр. 151) узнаем, что на то время при наличии в России  360 уездов, (в которых введено Положение о Земских учреждениях) только в трех правильно организованны народные чтения для сельского населения - это Петергофский, Московский  и  Александрийский уезды, «в которых заведены такие чтения». Чем не повод для гордости за родной край?
          «Публичные народные чтения, при правильной и широкой постановке дела, могут явиться весьма могучим фактором народного просвещения и развития. Путем таких чтений является возможность влиять развивающим образом даже на среду наиболее темного неграмотного люда, для которого недоступна книга и вообще печатное слово». Так определяет значение народных чтений А.С.Пругавин, автор цитируемой ранее книги.
Мысль об устройстве народных чтений с волшебным фонарем в селах и деревнях Александрийского уезда возникла еще в 1884 году. В заседании 11 мая 1884 г. Александрийское уездное земское собрание, по предложению гласных  Бурштынского и Гороновича, поручило управе разработать вопрос об учреждении таких чтений. («Журнал заседаний Александрийского земского собрания (с докладами управы) за 1884г.»)
           Ранее это вопрос был поднят Херсонским уездным земством, на который получило следующий ответ от Министерства народного просвещения: «по действующим узаконениям устройство народных чтений разрешалось лишь в столицах и губернских городах. Признавая пользу означенных чтений Министерство Народного Просвещения выработало проект правил для устройства таковых в уездных городах и селениях. Проект этот в непродолжительном времени будет внесен чрез Комитет министров на Высочайшее Его императорское Величество воззрение…»
В виду этого, Александрийское земское собрание, в заседании от 8 мая 1885 года, вопрос об устройстве народных чтений оставило открытым, до издания правительственного проекта. («Журнал заседаний Александрийского земского собрания  за 1885 г. - стр. 13, 227»)
            Через три года в земской управе снова был поднят старый вопрос. Узнав  из газетных известий, что в Московском уезде при школах уже практикуются чтения с туманными картинками, Александрийская  уездная земская управа обратилась 29 января 1888 г.  в Московскую губернскую управу «с просьбой о  сообщении самых подробных сведений касающихся организации этого дела, а именно: на кого возложены такие чтения, где они производятся, где приобретаются для этой надобности волшебные фонари и картины, по какой цене и прочее».
«Народные чтения, - говорится в ответе Московской уездной земской управы, - это та же школа, только для взрослых. Ученье свойственно не одному только детскому возрасту, и человек учиться всю жизнь, по пословице: «век живи - век учись. И эти чтения научают народ и удовлетворяют его любознательность. И вместе с тем отвлекают его от того препровождения времени, которое так обыкновенно среди крестьян в праздничные дни». В отношении от 5 февраля 1888 г. Московская губернская земская управа сообщила, что за разрешением всех этих вопросов следует обратиться в Комиссию по устройству в Москве публичных народных чтений, состоящей при Обществе распространения полезных книг. Согласно этому указанию Александрийская земская управа 19 февраля 1888г. обратилась за разъяснениями в названную комиссию, которая 1 апреля того же года «прислала в управу: 1) доклад о народных чтениях Московской управы; 2) список туманных картинок при Московской управе и 3) инструкцию к употреблению волшебных фонарей, выработанную той же управой».
           Получив столь ценные материалы и указания, основанные на собственном опыте и заручившись содействием Московской комиссии, Александрийская земская управа представила земскому собранию особый доклад, в котором просила «открыть ей кредит в размере 1000 руб. на покупку самого необходимого количества волшебных фонарей и принадлежностей к ним, для производства опыта устройства народных чтений с туманными картинками, под руководством оо. законоучителей, в тех селениях, где существуют земские школы» («Журнал заседаний Александрийского земского собрания за 1888г. - стр.11,110»)
Собрание «отнеслось сочувственно к этому предложению» и на   заседании 12 мая 1888г. постановило открыть управе кредит в 1000руб.
          К исполнению постановления управа приступила  осени1888 года». Чтения, однако, могли открыться при школах только с января 1889 года, потому что октябрь, ноябрь и декабрь предыдущего года целиком ушли на сношения с Московской комиссией и магазином Швабе» (который продавал волшебные фонари). Для того чтобы помочь управе как можно скорее открыть в Александрийском уезде школьные чтения, Московская комиссия предложила «немедленно выслать имеющиеся целые коллекции картин к 12 чтениям, преимущественно исторического характера». Пользуясь таким любезным предложением, управа «выписала из комиссии 151 картину к  следующим 7 чтениям:  1) св. Кирилл и Мефодий; 2) Начало Руси; 3) Царь Петр Великий; 4) Преемники Петра до Екатерины II; 5) Нашествие татар  и Михаил Тверской; 6) Народная война 1812г.; 7) 25-летие царствование Императора Александра III. Всего  на 359 руб.»
           Кроме того, магазину Швабе заказано было 118 картин по священной истории Ветхого Завета и 39 картин из истории Нового Завета (всего 157 картин на 314 руб.)
«Волшебные фонари были выписаны того же типа, что и в Московском земстве, по 50 руб. за каждый. Для первого опыта получено только 6 фонарей на сумму 300 руб. серебром». (Н.И.Борисов. «Волшебный фонарь в народной школе»: (По данным Александрийского уездного земства за 1889-1895гг.). -Херсон.1896г.)
И вот, 21 декабря 1888года всем законоучителям и заведующим земскими школами послано было «циркулярное  предложение прибыть 3 января 1889года в помещение управы для практического ознакомления с употреблением волшебных фонарей и с порядком организации самих чтений».
В назначенный день в управу прибыло 7 священников, 14 учителей и 15 учительниц. По предложению председателя управы Н.И.Зерваницкого. один из служащих канцелярии, бывший студент Харьковского университета Г.И.Горянов  «предварительно ознакомил учителей с устройством волшебного фонаря. Для чего последний несколько раз был разбираем и собираем вновь…Когда присутствующие были достаточно ознакомлены с устройством и способами обращения с фонарем. Было преступлено к чтению, которое иллюстрировалось картинами». Далее, по предложению Н.И. Зерваницкого  были обсуждены вопросы пересылки фонарей из одной школы в другую и о сроках пользования фонарем (установлен недельный срок).
           4 января 1889 года волшебные фонари и картины, в специальных ящиках, были розданы заведующим земскими школами. И таким образом, мысль, зародившаяся в Александрийском уездном земском собрании еще в 1884 году, осуществилась: волшебный фонарь, наконец, попал в сельскую школу. «В то время на всю необъятную Россию чтения с туманными картинами существовали только в селениях Петергофского и Московского уездов. Таким образом, Александрийское уездное земство является по счету третьим земством, организовавшим школьные чтения». (А. С. Пругавин «Запросы народа и задачи интеллигенции в области просвещения и воспитания»1895г.)
Перед началом чтений земская управа разослала всем заведующим школами циркуляр (от 3 января 1889 года, №10), в котором разделила все школы уезда на 6 районов, по числу имеющихся фонарей. Чтения должны были проводиться в праздничные или предпраздничные дни в местной школе. «О каждом чтении должно было сообщено учителем управе: сколько присутствовало лиц, как относятся к чтениям ученики и взрослые, о влиянии таких чтений, о впечатлениях,  производимых на слушателей».
Как и следовало ожидать, «школьные чтения с туманными картинами произвели  на народ самое благоприятное впечатление». Из донесений школьных учителей («Общие отчеты Александрийской управы за 1889-95гг.) узнаем интересные сведения:
«с. Аджамка. Чтения с туманными картинами в Аджамском училище происходили с 10 по 17 января. Число присутствующих значительно возрастало с каждым следующим чтением. Так, на первом чтении присутствовало 180 душ (100 детей и 80 взрослых), на третьем – 350 душ (180 детей и 170 взрослых), уже  на шестом – 400 душ (130 детей и 270 взрослых). Наблюдая за  присутствующими и общаясь с ними, прихожу к выводу, что чтения дают возможность наглядно усвоить главнейшие исторические события и, отчасти, отвлекают народ от питейных заведений».
«с. Звенигородка.  По предложению Александрийской земской управы, мною было преступлено 10 января 1889 года, первый раз к чтению с туманными картинами в Звенигородской школе, в присутствии священника о.Александра Жержерунова. На это первое чтение явились все ученики (47) названного училища и человек 30 взрослых. Предметом чтения был рассказ о жизни Петра великого; все присутствовавшие слушали с большим вниманием, следя в то же время с большим любопытством за показываемыми картинами… На третье чтение 14-го января слушателей пришло столько, что не вмещалось в помещении, так что многим пришлось стоять в передней. Когда же было объявлено, что чтение окончено, то послышалось сожаленье в публике и многие долго еще оставались на своих местах, как бы в оцепенении от полученного впечатления. Учительница Анна Глушкова».
          На первых порах, как свидетельствуют отчеты некоторых учителей и учительниц, народ интересовался скорее фонарями, чем содержанием чтений: «Крестьяне сходились  в аудиторию не с тем,  чтобы послушать чтение, а для того, чтобы посмотреть «дыво» (чудо), появившееся в деревне, или «волшебную штуку с ловкими картинами из тумана» .Слово – «волшебный»  имело действительно магический смысл.
«Нашлись темные люди, - пишет из Братолюбовки С.А.Бличевский, -которые после первого чтения с туманными картинами побоялись прийти на второе чтение. Потому что в фонарях сидит черт; другие говорили, что все это – волшебство, а на волшебство смотреть или присутствовать при нем – грешно».
         Но время брало свое. Тот же С.А.Бличевский сообщает, «что один старик-крестьянин высказал свое сожаление, что послушал глупых людей и не был на первых чтениях, причем добавил, чуть ли не со слезами на глазах, что теперь готов и умирать – лучшего не придется увидеть!»
«Недоверчиво смотревшие на приготовления к чтениям крестьяне,- по словам учительницы Каменно-Потоцкой школы А.А.Кондратьевой,- оказались потом самыми аккуратными их посетителями».
«Видно,- пишет из Цыбулево А.Л.Сорокина,- что сам фокус появления картины отошел на задний план, а интерес перешел к содержанию картины. Иногда останавливают  и спрашивают пояснений и очень точных. Вообще отношение к чтению становится осмысленнее».
         Учительница Чечелеевской школы Садоцкая пишет, что «чтения с туманными картинами производят на крестьян впечатление весьма сильное: слушатели отдаются им всецело. Подобные чтения весьма симпатичны нашему, с чутким еще сердцем, народу».
         Учительница П.Галицан сообщает, что на чтениях, происходивших 1890г. в с.Водяной, крестьяне буквально переживали события отечественной войны 1812года: печально, молча смотрели они на Бородинскую битву, на пожар Москвы, а потом с какой нескрываемой радостью приветствовали они выход французов из Москвы. Иногда вырывались восклицания: «так им (французам) и треба – хай замерзають!» или «я б там всих потопив коло того мистка!».
«Нередко приходится наблюдать в школьной аудитории и слезы на глазах слушателей», - пишет М. Гонарский с Богоявленской школы.
         Учительница Талово-Балковской школы Е.Лозинская констатирует, что «такие чтения сближают народ со школой, вырабатывают интерес к ней и сознание в ее необходимости. Чтения с волшебным фонарем побуждают родителей с большей охотой посылать в школу своих детей».
          В книге Н.И.Борисова «Волшебный фонарь в народной школе»: (По данным Александрийского уездного земства за 1889-1895гг.), изд. в Херсоне в 1896 году,  читатели найдут длинную серию отзывов учителей и учительниц о том, какое впечатление производили эти чтения в селах и деревнях  Александрийского уезда. «Все эти отзывы приводят к убеждению, что народные чтения с туманными картинами представляют собой весьма важное и могущественное подспорье для школы в делах распространения просвещения среди сельского населения. Кроме того, устройство школьных чтений служит еще приятным, назидательным и полезным развлечением для взрослых, отвлекая их от шинка и даже вечеринок, нередко сопровождающихся обильными возлияниями, ссорами и драками».
С января по апрель 1889 года в 39 земских школах  уезда состоялось  134 чтения, на которых присутствовало 24 677 посетителей (в том числе: 4581 учащихся, 956 детей – неучащихся и 19 140  взрослых).
           В своем докладе уездному земскому собранию майской сессии 1889г. управа «ходатайствовала об ассигновании ей еще 1000 руб., так как 6 фонарей на 48 школ недостаточно… Управа желала, что бы каждая земская школа имела постоянно свой фонарь, особенно в зимние месяцы, когда все крестьяне свободны от земледельческих работ, проводят праздно время и, удрученные тоской от безделья, предаются различным неблагопристойным времяпрепровождениям» («Журнал заседаний Александрийского земского собрания. Майская сессия 1889г.»).
Выслушав этот доклад, собрание открыло управе новый кредит в размере 500 рублей.
          В течение восьми лет с 1888 по 1895 год Александрийским уездным земством  израсходовано на покупку волшебных фонарей и картин, а также на различные хозяйственные надобности ( устройство и починка фонарей, пересылку)  2 253 руб. 22 коп. серебром. В 1896 году в управе уже числилось 13 фонарей и 648 картин (на 60 земских школ). В распоряжении земской управы имелось уже: 264 картины по священной истории Ветхого и Нового Завета; по истории русской церкви – 28 картин; по истории русского государства – 227; по естествознанию и сельскому хозяйству – 42; литературного содержания – 17;  по анатомии – 6; по географии -25; астрономии – 10.
В 1900 году Александрийская уездная земская управа поручила В.П.Дроздовскому составить систематический каталог теневых картин для волшебных фонарей, принадлежащих управе.  Каталог напечатан в типографии Ш.М.Фонберга и насчитывает 1067 картин  по 55 темам.
           В начале нового века, по отчетам управы – в 1901 году числилось 26 фонарей, число чтений уже достигало 502, а всего присутствующих на них слушателей – уже 57 787 душ. В 1902 г. чтения проводились в 87 школах; количество фонарей удвоилось (50), число чтений – 378, число слушателей – 62 490. Причем, что удивительно, 76% аудитории - составляли мужчины. («Журнал заседаний АУЗС; 34 майской  очередной и сентябрьской чрезвычайной сессии 1903г.» - Александрия: Типография Райхельсона,1903)
            В работе Ф.Н.Мержанова «Александрия до Октябрьской революции 1896-1919гг.» также находим рассказ о волшебном фонаре с туманными картинами, которые использовались для народных чтений. И ведение такими фонарями уже лежало на учреждении под названием «Попечительство о народной трезвости». Видимо такие чтения действительно были «весомым оружием» в борьбе с пьянством простого народа.
Изобретение и развитие фотографии способствовало появлению и массовому производству пластин с фотографическими изображениями,  частично вытеснив, таким образом, рисованные сюжеты. С появлением кинематографа волшебный фонарь утратил свое значение, положив начало всей проекционной технике.

0

2

http://s47.radikal.ru/i115/1005/98/83022c16fb76.jpg

Пути к изобретению

Кинематография родилась в конце 19 столетия. Своё название новый вид искусства получил не случайно: греческие корни (кинема и графо),из которых составлено слово, означающее "пишу движение" Кино фиксирует не мгновение, как, например, живопись, а череду мгновений: зритель смотрит "движущиеся картины" Оно даёт возможность видеть движение, именно поэтому новое искусство полюбили

"Волшебный фонарь"

В современном кино используется такой аппарат, как кинопроектор. У этого аппарата есть "прародитель" - камера-обскура(в дословном переводе- "тёмная комната" Учёный монах-иезуит Атаназиус Кирхер в книге "Великое искусство света и тени" описывает прибор: "Свет лампы собирается вогнутым зеркалом и оттуда направляется на сложную линзу, которая укреплена на конце трубки, имеющей фут длины и помещённой напротив зеркала. Если вставить на пути световых лучей..какой-либо рисунок, выполненный на стекле, то на белой стене тёмного помещения появится перевёрнутый и увеличенный его образ". "Тёмная комната" дела порты уменьшалась в размерах, туда помещались источник света и отражающее зеркало. Устройство Кирхер назвал "latema magica", что в преводе с латинского означает "волшебный фонарь". Изобретение Кирхера- первый в истории человечества проекционный аппарат.Его прямыми потомками "потомками" являются съёмочная камера и проектор. На ряду с волшебными фонарями существовал другой тип устройств, показывавших картинки не "на белом полотне", как писал Пушкин, а через скуляр,в который нужно было заглядывать. Имелось много видов таких аппаратов,объединённых общим названем "оптический ящик" "Оптичексие ящики" и "волшебный фонарь" воплощали совершенно разные способы демнострации картинок,но оба они столкнулись, когда изобреталось кино. Победа досталась за открытой демнострацией,присущей "волшебному фонарю" Знаменитый Американский писатель хотел заставить зрителей просматривать "записи" через окуляр.Разработанный Эдисаном аппарат-кинетоскоп выглядел как большой ящик с "глазком";внутри ящика двигалась плёнка. Эдисон получил патент на кинетоскоп 31 июля 1891 года,за четыре с полвиной года до Люмьера.

Запись движения

"Волшебный фонарь" позволил показывать неподвижные картинки на экране. Но как запечатлеть, записать движения предметов? Сам принцип был открыт до изобретения кино. Он основан на особом свойстве человеческого зрения. Отражения, попав на сетчатку глаза, не исчезают сразу, но задерживаются на мельчайшие доли секунды. Если одно отражение не успевает исчезнуть когда га сетчатку попадает другое, они воспринимаются не раздельно ,а слитно. В основе кинематографической записи именно это явление. Во время показа кадры стремительно сменяют друг друга, создавая иллюзию, что запечатлённые люди и вещи движутся. Чтобы на экране мы воспринимали движения отдельных предметов, необходимы два противоположных процесса стремительное прокручивание плёнки и регулярные, повторяющиеся со строгой периодичностью остановки. Иначе не будет достигнут стробоскопический эффект (от греч "стобос" - вихрь, кружение, "скопио" - смотрю), а экранное изображение получится смазанным. И для этого был создан обтюратор(от латинского "закрывать выход".Его назначение состояло в том, чтобы на кратчайший миг перекрывать движение предметов - когда глаз успевает воспринять якобы неподвижную картинку действительно как неподвижную.

Фотографическая природа кино

Современные фильмы в среднем длятся девяносто минут и воспроизводят огромное множество движений. Чтобы зритель видел все эти движений, средний по длине фильм содержит около ста тридцати тысяч отдельных кадров Зарисовывать их от руки это колоссальный труд, но находятся и такие мужественные люди-это мультипликаторы. В нынешних проекторах и съёмочных аппаратах плёнка прокручивается со скоростью 24 кадра в сек., т.е. каждый кадр задерживается на экране 4 сотых секунды В раннем кино был принят стандарт 16 кадров в сек. Из-за этого нам кажется, что в ранних фильмах люди движутся неестественно-порывисто и торопливо. Техника, сводившая процесс к долям секунды, называлось мокроколлодинной. Она появилась в 50-е годы 19 века. Чтобы записать кино нужно сначала разбить его на отдельные фазы, которые затем сольются в непрерывный процесс. Появление кино во многом обязано опыту американского фотографа Эдварда Мэйбриджа. Его считают одним из "отцов кино",поскольку его снимки впервые запечатлели отдельные фазы движения галопирующей лошади. В 1888 году американец Джордж Истмен выпустил фотоаппараты, где применялась прозрачная целлулоидная плёнка на которую наносился светочувствительный слой Истменовская фабрика "Кодак" выпустила плёнку с отверстием на верхней и нижней границах кадра, что помогало продвигать механизму новый кадр.Впоследствии кинематографисты назвали отверстия перфорацией.(от лат perforare - пробуравливать) Найденный Эдисоном стандарт перфорирования - четыре пары отверстий по бокам-применяется до сих пор.

0

3

Фото первых проекторов, волшебных фонарей

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0


Вы здесь » Форум фильмов, сериалов и мультфильмов » Все о кино » История появления кинопроектора